Поиск по документам XX века

Loading

Письмо

Рубрика "Письмо" на сайте Документы XX века представлена широко, даже слишком. Поэтому подавляющее большинство писем отмечено иным тэгом, например, МИД СССР или другими. К собственно этой рубрике отнесены письма, не подпадающие под иную классификацию, например, личные письма исторического лица своим близким друзьям и членам семьи.

И.М. Майский - В.Д. Бонч-Бруевичу. 17 июля 1934 г.

С пароходом, отходящим из Лондона 28 июля (вероятно, это будет пароход «Дзержинский», но точно название парохода я Вам телеграфирую несколько позднее 2), я отправлю в Ваш адрес архивы В.Г. Черткова 3. Пароход привезет эти архивы в Ленинград 3 августа. Прошу Вас уполномочить кого-либо в Ленинграде получить * архивы с парохода и переотправить дальше в Москву. Капитану парохода я дам все необходимые инструкции на предмет бережного отношения к архивам в пути.

М. Горький – А.М. Макаренко. [июль?] 1934 г.

...Мне кажется, что Вы недостаточно правильно оцениваете значение этого труда, который должен оправдать и укрепить Ваш метод воспитания детей. Вы должны сделать что-то, чтоб «Поэма» была кончена Вами и прочитана в момент организации новых коммун. Этим актом Вы поможете поставить дело правильно, как оно было поставлено в Куряже и в коммуне Дзержинского. Убедительно прошу Вас — напрягитесь и кончайте вторую часть «Поэмы». Настаиваю на этом не только как литератор, а — по мотиву, изложенному выше...

А.С. Макаренко – М. Горькому. 14 июня 1934 г.

Давно должен был написать Вам, но не хотел тревожить Вас моими делами во время таких горестных для Вас событий, которые и мы здесь встретили с глубокой и искренней печалью. Непереносимо тягостно было пред-ставить себе Ваше страдание, так это. все не вяжется с Вашей личностью и с любовью к Вам. Нет ничего отвратительнее для меня знать, что и по отношению к Вам возможны подобные издевательства этих дурацких мировых неустройств. Так это возмутительно, и так себя неуютно чувствуешь в мире: ведь по справедливости и по здравому смыслу умирать должны только те люди, которые уже не нужны для жизни...

И.М. Майский - С.Е. Чуцкаеву. 25 мая 1934 г.

Давно, давно уже не имел от Вас никаких вестей. Как живете? Как чувствуете себя в новой обстановке? Как здоровье? Один ли Вы или с женой? Положение в Вашей стране 1 сейчас должно быть довольно тревожное и напряженное, хотя на данный момент как будто бы опасность чуточку ослабела. Англия сейчас в трудном положении на Д[альнем] Востоке. По целому ряду политических и военных соображений, она хочет во что бы то ни стало сохранить «дружбу» с Японией, а Япония, пользуясь выгодами момента, лезет ей на голову.

А.С. Макаренко – М. Горькому. 7 марта 1934 г.

...И меня очень затрудняет вопрос о том, что дальше делать с поэмой? Следует ли добиваться отдельного издания первой части, или она не стоит того, чтобы ее отдельно издавать? Отдельное издание меня интересует больше всего потому, что можно будет восстановить несколько глав и отдельных мест (всего около 4-х печатных листов), не напечатанных в альманахе за недостатком места; мне, как, вероятно, и каждому автору, кажется, что места эти очень хороши и очень нужны, что без них «Поэма» много в своей цельности теряет...

И.М. Майский - М.И. Ляховецкому. 9 февраля 1934 г.

Получил твое письмо от 29/I 1. Мне очень не нравится, что ты прихворнул. Где это ты был? И что за челюскинская эпопея 2 могла разыграться в Челябинске? Ты бы хоть в двух словах разъяснил. Ногу свою лечи упорно и энергично, всеми возможными средствами. Вышлю тебе на днях валюты для торгсина 3, чтобы ты мог лучше питаться и в случае надобности достать какие-либо дефицитные лекарства. Вместе с Викторией Петровной 4 я тоже с нетерпением жду весны, как для поправки твоей ноги, так и для твоего переселения под Москву. Может быть, тебе было бы полезно поехать куда-нибудь на курорт? Если да, я охотно похлопотал бы в этом направлении.

И.М. Майский - А.С. Вановской. 25 января 1934 г.

Ваше письмецо1 добралось-таки до меня, хотя и с значительным запозданием. Прилагаю копии просимого документа в Общество политкаторжан и Комиссию по назначению персональных пенсий при Совнаркоме2. Подлинник я направил непосредственно по обоим адресам. Ваша весточка всколыхнула во мне воспоминания далекого прошлого, которое, несмотря на все происшедшие после того перемены, я никогда не забываю. Напишите мне несколько подробнее, как Вы живете, чем болен Виктор Алексеевич и т.д. Письмо направьте лучше в Наркоминдел, 3-й Западный отдел, Москва, Кузнецкий мост, д. № 5/21, мне оттуда перешлют.

И.М. Майский в Центральный совет общества политкаторжан. 25 января 1934 г.

Уважаемые товарищи, ко мне обратился тов. Ваннковский Виктор Алексеевич, проживающий в настоящее время в Тюмени, с просьбой поддержать его ходатайство о назначении ему персональной пенсии в связи с его прошлой революционной дея-тельностью. Со своей стороны, могу удостоверить, что на первых этапах моей революционной деятельности я столкнулся с т[ов]. Ваннковским и многим обязан ему в качестве моего духовного руководителя в 1902—1903 гг. Мне было тогда лишь 18 лет и 35-летний т[ов].

М. Горький – А.М. Макаренко. Декабрь 1933 г.

...на мой взгляд «Поэма» очень удалась Вам. Не говоря о значении ее «сюжета», об интереснейшем материале, Вы сумели весьма удачно разработать этот материал и нашли верный, живой искренний тон рассказа, в котором юмор Ваш — уместен, как нельзя более. Мне кажется, что рукопись не требует серьезной правки, только нужно указать постепенность количественного роста колонистов, а то о «командирах» говорится много, но армии — не видно...

А.М. Коллонтай - А.А. и И.М. Майским. 10 декабря 1933 г.

Не сразу откликнулась на Ваши строки, думала, встретимся в Москве. К сожалению, мою поездку в Союз пришлось отложить на весьма неопределенное время, всяческие дела. К тому же в Швеции «сезон» начинается уже в ноябре и ко всем текущим работам добавка - чаи, обеды, вечерние приемы, которых набирается свыше дней в неделю. Впрочем, эта сторона загрузки Вам обоим достаточно знакома.

И.М. Майский - А.А. Майской. 9 декабря 1933 г.

Дорогая Агнешечка! Вот я и дома. Англия встретила меня фогом * и холодом. Вчера был даже снег. В квартире у нас прохладно. На грех сегодня еще испортилось водяное отопление, и до понедельника нельзя его исправить. Придется страдать. Понемножку раскладываюсь и заваливаю столы газетами. Алис выполняет свои обязанности прилично, но кухарки пока нет. С той, о кот[орой] я думал, выходят затруднения, - не хочет к нам идти. Но я еще не потерял надежды. Беру обед из нашей общей столовой - терпимо. Кроме того, за мной ухаживает Роза. В общем живу.

И.М. Майский - С.Е. Чуцкаеву. 9 декабря 1933 г.

Спасибо за Ваше письмо и за готовность редактировать «Современную Монголию» . Буду терпеливо ждать окончания Вами этой работы. Когда кончите, пришлите мне в Лондон рукопись, Ваши поправки и советы, а также необходимые материалы. Комакадемии и Соцэкгизу направьте Ваш отзыв.

А.С. Вановская - И.М. Майскому. 1 декабря 1933 г.

Мне трудно писать Вам о своем маленьком деле, имея в виду огромный масштаб Вашей теперешней работы. Заставляет необходимость. Виктору Алексеевичу 1 минуло 66 лет, он болел и стал инвалидом, хотя продолжает еще свою профессиональную работу. Он возбудил ходатайство о персональной пенсии, имея в прошлом более 20 лет революционной деятельности, семь лет тюрьмы и две ссылки.

С.А. Чуцкаев - И.М. Майскому. 17 ноября 1933 г.

Ваше письмо получил. Просьбу принять участие в редактировании книги принимаю. Но, к сожалению, быстро сделать это не сумею. У нас сейчас проходят планы импорта и экспорта МНР, бюджета, контрольных цифр и проч. Время все занято сплошь. Освобожусь от чрезвычайных работ, вероятно, в половине декабря, когда и смогу засесть. Работаю медленно, закончу не так скоро. Напишу все замечания, соберу материал и выполю, как Вы пишете. Медленно работаю потому, что устал и плохо приспособляюсь к местным условиям, но как- нибудь справимся.

И.М. Майский - С.Е. Чуцкаеву. 25 октября 1933 г.

Видно, Вам суждено тесно связать свое имя с моей книгой о Монголии. Вы были инициатором ее второго издания - Вам не уйти от нее даже в Улан-Баторе. Дело в следующем. Приехав в Москву, я нашел следующую ситуацию: Соцэкгиз в состоянии большого развала. Кретова уже нет - он переброшен на политотделы транспорта. Нового постоянного заведующего нет, временно сидит во главе т[ов]. Баратов. В аппарате Соцэкгиза хаос и неуверенность в завтрашнем дне. Моя книга еще при Вас была сдана на отзыв некоему т[ов]. Трубачееву, монгольскому или бурятскому «икаписту»...

Страницы

Подписка на Письмо