Поиск по документам XX века

Loading

Япония

Японское государство (Ямато) возникло в конце III — начале IV столетия. Для Японии характерна клановая структура общества. Главы тех или иных могущественных феодальных кланов в разное время устанавливали своё господство в стране. Но на императорскую власть они никогда не покушались. Фигура императора считалась священной, сакральной. Императором мог стать представитель только одного рода — тенно. Реальный же правитель государства, в зависимости от эпохи, мог занимать должность дайдзё дайдзин (главный министр), сэссё (регент при малолетнем императоре), кампаку (регент при взрослом императоре), сэйи тайсёгун (военный правитель) [, премьер-министр в новейшее время]. Должности передавались по наследству.

Подробней см. подборку материалов "Всё о японцах и Японии".

(Напомним, что следующих  ниже подшивка документов начинается с самого позднего и далее восходит к ранним).

И.М. Майский - Д.И. Новомирскому. 7 декабря 1928 г.

Большое спасибо Вам за Ваше подробное и обстоятельное письмо по поводу гастролей Кабуки 2. Оно было ценно не только для меня, но и для всех наших здешних работников, так или иначе принимавших участие в отправке японского театра в СССР. Я сообщил им наиболее интересные места из него. У нас есть сообщение из НКИД о том, что ВОКС подготовляет отчет о художественном и общественном значении гастролей Кабуки. Когда он будет готов? С большим нетерпением жду его, ибо он, очевидно, должен подвести некоторые итоги первому появлению японского театра в СССР.

М.М. Литвинов - И.М. Майскому. 6 декабря 1928 г.

Я получил Ваше письмо от 8 ноября 2. Приведенные Вами объяснения Вашего желания перевестись на запад нельзя не считать уважительными и заслуживающими самого серьезного внимания. Соответственно с этим я теперь же ставлю в инстанции 3 вопрос о назначении Вас на освободившуюся вакансию полпреда в Литве. Должен Вам сказать, что этот пост считается в НКИД сейчас 4-м по значению (Берлин, Париж, Варшава, Ковно), ибо в Ковно, может быть, увязываются в данный момент вопросы о войне и мире.

И.М. Майский - Е.П. Терновской. 6 декабря 1928 г.

Большое спасибо Вам, дорогая Елена Павловна, за Ваше подробное письмо о Кабуки 1. Оно было, в сущности, первым письмом, которое дало нам возможность конкретно представить себе все обстоятельства поездки и гастролей труппы. Давно собирался Вам ответить, да все не было диппочты. Только сейчас представился случай. Прежде всего, как Вы живете и учитесь? Довольны ли? Удовлетворяет ли Вас учеба? Хватает ли денег на жизнь? Вообще, не ругаете ли Вы меня за то, что я сосватал Вас с Кабуки и тем самым подтолкнул Вас к перелету из Токио в Москву? Черкните, буду рад получить от Вас весточку.

И.М. Майский - М.М. Литвинову. 8 ноября 1928 г.

Обстоятельства складываются так, что я вынужден просить о скорейшем откомандировании меня из Японии. Суть дела в том, что состояние здоровья моей жены становится все более угрожающим. Она и раньше, в СССР и в Лондоне, страдала так наз[ываемой] «миньеровской болезнью» (потеря равновесия), но слух оставался в порядке. Со времени приезда в Японию она начала глохнуть. Мы живем здесь немного больше года, и за это время моя жена потеряла 90% слуха в левом ухе. Правое ухо тоже затронуто, но пока еще в слабой степени. Мы испробовали здесь все средства лечения, обращались к целому ряду лучших врачей (японских и иностранных), но без особого результата.

Г.В. Чичерин - И.М. Майскому. 12 октября 1928 г.

Уважаемый Т[о]вар[ищ] горячо благодарю Вас за Ваше письмо 10.IX 2. Меня удивляет резкая противоположность Ваших (и других наших т[оварищей]) отзывов о Японии, ее климате, обществе и отзывов Lafcadio Hearn. Его очерки (по-английски в Tauchnitz Edition)3 говорят о прелестнейшем климате, воздухе, небе, очаровательной природе, очаровательности и общительности самих японцев, среди которых он мо-ментально приобретал самых любящих друзей, вообще о особенной тонкости, привлекательности, прелести японской культуры. Даже считаясь с преувеличениями и литературщиной у Lafcadio Hearn, нет ли с нашей стороны каких-то препятствий сближению с японцами?

И.М. Майский - З.А. Никитиной. 17 сентября 1928 г.

Я так привык, дорогая Зоинька, к машинке, на которой довольно прилично пишу сам (как видите, не Вам только приходится быть машинисткой), что и сейчас выстукиваю на ней весточку Вам. Так удобнее, а Вы ведь не обессудите... Я очень, очень давно собираюсь черкнуть несколько слов, да вот, как видите, собирался почти полгода. Прошу извинения, но надеюсь, что Вы не будете поступать по правилу: долг платежом красен.

И.М. Майский - Д.В. Богомолову. 11 сентября 1928 г.

Вот и лето прошло, дорогой Дмитрий, и в японских условиях только и можно сказать: слава богу, что прошло! В других местах лету радуются, а здесь над ним плакать приходится. Нынче нам еще повезло: лето по японским понятиям выдалось холодное, но и то ... Лили беспрерывно дожди, в воздухе была мокрая духота, нечем было дышать, тело вечно было покрыто жаркой испариной. Вдобавок на всем появлялась плесень — на домах, на полах и потолках, на ботинках, на платье, висящем в шкафу, на переплетах книг, даже в постели. Вечером ложишься спать, а постельное белье сырое, а подушка пахнет плесенью. Фу, гадость! Даже вспоминать тошно. Еще и сейчас жарко и сыро, но все-таки главная беда миновала. Это тебе не Польша и даже не Лондон. В Лондоне что, - по сравнению с Японией благодать.

И.М. Майский - Г.В. Чичерину. 10 сентября 1928 г.

Я очень хорошо знаю, что каждый дворец имеет свои «задние двери» и что закулисы часто стоят много крови и нервов артистам, выходящим перед зрителем. Но все-таки я считаю, что то здание, которое всем нам выпало на долю строить, в свете исторической перспективы предстанет пред нашими потомками прекраснее древнегреческих храмов и британского парламента. Нам, современникам и участникам стройки, вечно роющимся в грязи и пыли лесов, это не видно или плохо видно. В последние годы в особенности редко, лишь в отдельные исключительные моменты, приходится ощущать все величие нашего коллективного творчества. Но ведь оно есть, и ни Вы, ни я в этом не сомневаемся.

И.М. Майский и Н.С. Тихменев - Л.М. Карахану. 30 августа 1928 г.

Уважаемый Товарищ, с последней диппочтой в Токио получено Ваше письмо от 3/VII 1928 за № 13623/с, адресованное полпреду СССР в Японии и касающееся вопроса «о запрещении службы женам сотрудников, работающих в советских учреждениях за границей». Ввиду большой важности этого вопроса для наших зарубежных работников мы, нижеподписавшиеся, считаем полезным изложить свои сообра-жения по данному предмету, дабы при принятии окончательных решений могли быть учтены взгляды и опыт возможно большего числа товарищей, близко знакомых с условиями нашего быта и работы в чужих странах.

Д.И. Новомирский - И.М. Майскому. 30 августа 1928 г.

Лишь теперь собрался ответить Вам на Ваше письмо от 13 июля 2: не имело никакого смысла писать Вам раньше, так как только теперь картина гастролей Кабуки достаточно ясна. Завтра вечером труппа уезжает в Ленинград, где она даст 7 спектаклей. Затем они вернутся обратно в Москву и проведут здесь три - четыре дня до 31-го августа, когда имеется поезд на Владивосток. Хотя Ленинград может принести нам кое-какой сюрприз, я тем не менее думаю, что существенной перемены Ленинград не внесет в общую картину.

Е.П. Терновская - И.М. Майскому. 19 августа 1928 г.

Вчера труппа закончила гастроли в Москве 1 и уехала в Ленинград. Оттуда они вернутся 27-го, и тогда вырешится 2* их дальнейший маршрут, т.е. поедут ли они на гастроли в Европу или поедет туда только головка осматривать, а остальные назад в Японию. На этом остановлюсь далее. Пока же, хоть и с большим запозданием хочу вкратце информировать Вас о нашем путешествии и пребывании в Москве. Хотела сделать это еще в день приезда в Москву - 26. [VII], т.к. из НКИД мне передали, что Павел Васильевич 2 едет в Японию, я написала Вам письмо, но оказалось, что он едет себе в Крым, а вовсе не в Японию, и письмо мое осталось не отосланным. Писать по почте было невозможно, а ловить отправку диппочты было некогда, ибо работы с труппой было с 9 утра до часу ночи. Теперь письмо возьмет Янковская - лучше поздно, чем никогда. Буду объективной и буду говорить, главным образом, о наших ляпсусах, а их было не один.

И.М. Майский - Б.Н. Мельникову. 2 августа 1928 г.

Мне едва ли нужно много доказывать, что наша литература по Востоку не может считаться особенно удовлетворительной. Не то чтобы ее совсем не было. Нет, кой-какая литература есть, и она год от году увеличивается в числе. Но далеко не всегда она хороша по своему качеству, главное же, у нас почти нет таких книг, которые в не слишком громоздких размерах (скажем, в пределах не свыше 15 печ[атных] листов) давали бы ясную и достаточно полную характеристику главнейших восточных стран (экономическую, политическую, культурную) под марксистским углом зрения.

И.М. Майский - Ф.В. Линде. 13 июля 1928 г.

Наконец-то труппа Кабуки выезжает, направляясь в Москву. Наша часть работы в основном закончилась, хотя, конечно, у нас еще будет немало дела по возвращении труппы из СССР. Теперь очередь за Вами. Судя по Вашим телеграммам подготовительная работа как будто бы вся проделана. Хорошо ли проведена реклама? Это очень важно. Затем также чрезвычайно важно создать вокруг гастролей благополучную обстановку, и тут в первую очередь приходится подумать о том, чтобы наши театральные рецензенты и критики не наделали каких-либо ляпсусов.

И.М. Майский - Г.В. Чичерину. 2 июня 1928 г.

Каждая годовщина невольно будит в нас рой воспоминаний. И когда я читал телеграммы из Москвы о десятилетнем юбилее Вашей работы, как Народного Комиссара по Иностранным Делам, почти 20-летнее прошлое зашевелилось в моей голове. Вот я сижу сейчас в своем кабинете в Токио, а память вызывает предо мной целый ряд картин, целый ряд моментов, которые давно отложились в каких-то отдаленных клеточках моего мозга. Память рисует мне многое...

И.М. Майский - Д.В. Богомолову. 18 мая 1928 г.

Правительство Танаки, как я и предполагал, усидело на месте, хотя, надо прямо сказать, во время сессии парламента положение его было весьма критическое. Теперь оно обеспечено до коронации (в ноябре), а во время коронации Танака сумеет, вероятно, купить кого надо с помощью чинов, орденов, титулов и всяких других наград, с которыми будет связана коронация1. Если ... если, конечно, события в Китае в своем дальнейшем развитии не вызовут в Японии нового правительственного кризиса.

Страницы

Подписка на Япония