Поиск по документам XX века

Loading

Финляндия

И.М. Майский - М.М. Литвинову. 5 декабря 1932 г.

Поздравляю Вас с подписанием советско-французского и ратификацией советско-польского пактов 1. Итак, цепь наших лимитрофных пактов 2 почти завершена. Остается еще только Румыния. Однако при наличии советско-французского пакта (если он будет ратифицирован) 3 дыра на советско-румынской границе не представляет для нас какого-либо неудобства. Но зато Франция, вероятно, не ратифицирует пакта до того, как мы договоримся с ней по экономическим вопросам. Может быть, она поставит нам и еще какие-либо условия политического характера. Посмотрим.

А.М. Коллонтай - И.М. Майскому. 18 июля 1931 г.

Дорогой Иван Михайлович, отвечаю только сегодня на Ваше письмо с запросом о табличке с движением цен на финские бумаги 2, т.к. не хотела посылать ответа простой почтой. После тщетных поисков оказалось, что финские бумаги тут вообще не котируются, а потому наш банк не может дать запрошенных мною сведений. Самый теплый привет Вашей милой жене, дружески жму Вам руку

И.М. Майский - А.М. Коллонтай. 3 июля 1931 г.

Внутреннее положение в Финляндии сейчас несколько спокойнее. Попытки срыва аукционов задолжавших крестьян до такой степени напугали финскую буржуазию (особенно банки), что начался более серьезный нажим на лапуасцев со стороны правительства, а также обнаружился развал в самом лапуасском движении 1: крупная буржуазия, энергично поддерживавшая это движение в прошлом году, теперь повернула к нему спину. Мелкобуржуазная толща его поэтому сейчас растеряна и реагирует на поворот обстоятельств внутренними раздорами.

И.М. Майский - М.М. Литвинову. 9 июня 1931 г.

У меня нет к Вам сегодня никакого дела, мне просто хотелось хотя бы издали поздравить Вас с Вашими недавними женевскими успехами 2. Даже в моем маленьком политическом захолустьи, которое довольно часто отрывается от общеевропейской ситуации, можно явственно констатировать, как укрепление международного положения СССР, так и рост Вашего личного авторитета. По всем линиям чувствуется, как за последние три недели в финские души большими порциями вливался почтительный респект к нашей стране (что, впрочем, отнюдь не означает смягчения ненависти к ней).

И.М. Майский - А.М. Коллонтай. 9 июля 1930 г.

Недавно в «Хельс[инки] Саномат»1 появилась прилагаемая статья финского писателя Эрнста Лампена, посвященная Вам 2. Не знаю, насколько соответствует действительности все то, что он пишет, но думаю, что Вам небезинтересно ознакомиться с переводом названной статьи. Интересно, что Вы скажете о ней.

И.М. Майский - Д.В. Богомолову. 9 марта 1930 г.

Спасибо за письмо, дорогой Дмитрий 1! Оно невольно напомнило мне былые лондонские дни, которые я всегда с удовольствием вспоминаю, а с другой стороны, заставило подумать о том, как быстро время бежит. Ведь вот уже почти 5 лет, как я* в один прекрасный майский день 2* ступил на платформу «Викториа-Стэйшен» 2, приветствуемый милым Ешуковым, и вот уже почти 3 года, как я покинул Англию после разрыва отношений! Помнишь, осенью 1927 г. перед твоим отъездом в Польшу и моим - в Японию - на прощальной вечеринке у нас я выдвинул лозунг «дипломатической пятилетки» - пять лет мира?

И.М. Майский - М.М. Литвинову. 8 января 1930 г.

Может быть, Вам небезынтересно будет узнать, что Ваше выступление на сессии ЦИК от 5/XII 2 возбудило к себе очень большое внимание в Финляндии, причем в разговорах со мной многие финские политики довольно явственно давали понять, что они огорчены полным умолчанием в Вашей речи о Финляндии. Я обыкновенно в полушутливой форме тоже давал понять, что Финляндия своей политикой пока еще не заслужила чести быть особо упомянутой в официальном выступлении советского «министра иностранных дел».

А.А. Вановский - И.М. Майскому. 2 июля 1929 г.

Ваше письмо 1 я получил своевременно, но как раз в то время, когда моя дочка собиралась ехать в СССР. От хлопот и сборов у меня голова шла кругом, и я не мог ни на чем сосредоточиться. Я очень Вам признателен за Ваше внимание и доброе желание помочь мне устроить свою судьбу в СССР. Но я думаю, что будет удобней поднять вопрос о той или другой форме своего устройства не заочно, а лично, когда я вернусь в СССР

К.А. Лигский - И.М. Майскому. 8 июня 1929 г.

Получили мы с Женькой от Вас из Москвы открытку с новым адресом, то есть Гельсинки, полпреду Майскому (между прочим - поздравляю и все прочее) да двойную открытку уже из Гельсинки 1. Судя по последней, должно бы получиться еще письмо «диппочтой», но диппочта 31 мая пришла, а письма в ней никакого не было. К сведению сообщаю, что и я диппочтой Вам писал в Токио. Допускаю, что Вы с письмом этим разъехались, но, по расчетам, должны бы все же получить его возвращенным в Москве. Словом, с диппочтой что-то неудачно, по-видимому, вышло, и если Ваше письмо получим вообще, то не ранее чем через 2 месяца. К нам курьеры ездят реже, чем в Японию, то есть через 6-8 недель (вернее - через ½ - 2 месяца).

И.М. Майский - Д.Т. Флоринскому. 4 июня 1929 г.

Финскую границу я переехал как обыкновенный пассажир. В Райяоках решительно никто не обратил на меня внимания. Зато в Гельсингфорсе меня встретил на вокзале Палин, завед[ующий] отделом политических сношений министерства иностранных дел, и усадил в специальный «государственный автомобиль». В этом автомобиле он меня с женой привез в полпредство. Однако когда на крыльце полпредства я предложил ему на минуточку зайти внутрь, он вежливо отказался и уехал.

А.И. Микоян - С.Е. Ерзикяну и И.М.Майскому. 17 мая 1929 г.

При старом торгпреде отношения между торгпредом и полпредом нельзя было считать нормальными. Эти отношения отражались вредно на работе, поскольку действовали разлагающе на ближайших сотрудников торгпреда и полпреда. По этому вопросу я Вам писал и с Вами говорил до Вашего отъезда в Финляндию. Тов. Майский - новый полпред в Финляндии был у меня, и я с ним беседовал.

Женевский протокол 1925 года, 17 июня

Женевский протокол 1925 года о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств - подписан 17. VI в Женеве представителями 37 государств, в том числе Великобритании, Германии, Италии. Румынии, США, Турции, Финляндии, Франции и др. Впоследствии к протоколу присоединились ещё 11 государств.

Соглашение между Россией и Финляндией о мероприятиях, обеспечивающих неприкосновенность границы. 1 июня 1922 г.

1. Вдоль сухопутной границы между обеими странами от Ладожского озера до Северного Ледовитого океана устанавливаются по обеим сторонам пограничные полосы, где обе стороны обязуются соблюдать с целью обеспечения неприкосновенности границ следующий режим. 2. Граница охраняется только регулярными воинскими частями или официальной правительственной пограничной стражей. Общая численность этих военных сил не должна превышать 2500 человек с каждой стороны. Охрану несет пехота, частично кавалерия. Использование других родов войск не допускается. Вооружение частей, охраняющих границу, - только ручное оружие и пулеметы. Оба Правительства обязуются по требованию другой стороны удалять из состава пограничной стражи и войск лиц, деятельность которых направлена к вооруженному нарушению пограничного мира.

Соглашение между правительством РСФСР и правительством Финляндии... 21 марта 1922 г.

Правительства РСФСР и Финляндии, желая предотвратить в будущем случившиеся в последнее время осложнения на границе, решили: 1. Согласно пункту 20 статьи 9 Наказа Центральной Смешанной Русско-Финляндской Комиссии, учрежденной на основании ст. 37 Юрьевского мирного договора, поручить Комиссии обсудить меры, признаваемые необходимыми для обеспечения и сохранения неприкосновенности границ. 2. Войти в соглашение по данному предмету.

Юрьевский мирный договор 1920 года, 14 октября

Юрьевский мирный договор 1920 года - между РСФСР и Финляндией; подписан 14. X со стороны РСФСР П. М. Керженцевым и со стороны Финляндии Паасикиви. К заключению Юрьевского мирного договора Финляндию побудили следующие обстоятельства: укрепление международного положения РСФСР, победоносно завершавшей борьбу с империалистами и контрреволюцией; военное поражение Германии, помешавшее Финляндии использовать германскую военную помощь для захвата советских территорий; сокрушительный военный отпор, полученный финляндскими вооружёнными силами при попытках вторжения в пределы РСФСР; общая неустойчивость положения в самой Финляндии, которая испытывала серьёзные экономические затруднения, толкавшие её правящие круги на поиски путей для возобновления торговых связей с РСФСР...

Страницы

Подписка на Финляндия